Брюс СпрингстинWestern Stars
Little Steven Summer Of Sorcery


Человек называет альбом «Западные звезды», рисует на обложке коня и поет в первой же песне: «Я перекати-поле, качусь вперед» — и этому человеку рукоплещут так, словно это небывалое откровение. После вошедшей в историю серии концертов-исповедей на Бродвее певец американской правды Брюс Спрингстин вернулся в студию и записал 13 песен под аккомпанемент гитары и оркестра. Дискография Босса очень четко делится на две части — сольные альбомы и альбомы, записанные с группой E Street Band, в которой он работает художественным руководителем. Все это отлично понимают американцы, для которых Спрингстин — отец родной, и нового альбома с E Street Band они ждут как манны небесной. «Western Stars» с его широкими кинематографичными аранжировками звучит как рядовая пластинка, с которой можно скоротать время в ожидании шедевра… или просто в дайнере. Гораздо более дерзко, матеро и динамично звучит новый альбом члена E Street Band Литтл Стивена, которого поклонники сериалов «Клан Сопрано» и «Лиллехаммер» знают под именем Стивен Ван Зандт. Здесь слышен белый соул в духе Билли Джоэла, гаражный рок и стремительный ретропоп, аранжированный в правилах Фила Спектора. Главное — не останавливаться.

   
 

Ночные снайперы Невыносимая легкость бытия





Каждый раз, когда Диана Арбенина появляется в телевизоре в окружении существ, похожих на вечно молодых вампиров, каждый раз, когда она сидит в жюри какого-нибудь ослепительного телешоу, хочется верить, что это делается для того, чтобы больше людей услышали ее песни, узнали ее стихи. Но хиты 20-летней давности и так знают все, и Валерий Леонтьев давно включил в программу своих концертов песню «Ты дарила мне розы». И вот ты включаешь новый альбом, чтобы понять, ради чего были все эти дуэты с Григорием Лепсом и поездки на фестиваль «Жара». В альбоме «Невыносимая легкость бытия» собраны как песни, знакомые по федеральному эфиру, так и те, что публика слышала только на концертах. Первая категория значительно больше второй. Несмотря на надрыв в большинстве номеров, альбом в целом символизирует успех редкого для нашей сцены рок-артиста, принятого «Русским радио» и принявшего его правила игры. Автор этих строк включал альбом с предубеждением. И неожиданно получил удовольствие — от менее раскрученных песен «Нелюбовь» (несмотря на неуклюжий рэп), «Греция» и «Короны». Как на грех, именно они вызывают неотвратимые ассоциации с Земфирой.


 Моррисси California Son




Стивен Патрик Моррисси — один из лучших сонграйтеров нашего времени; про то, как сочинять песни, он знает все. Запись альбома кавер-версий могла быть связана только с желанием показать, откуда в нем этот дар, отдать дань уважения учителям. На новой пластинке «California Son» Моррисси знакомит нас не просто с источниками своего вдохновения, но с музыкантами, которые не слишком известны широкой публике. Без Боба Дилана («Only A Pawn In Their Game»), конечно, не обошлось — его влияние на музыкантов второй половины XX века всеобъемлюще. Имя Джони Митчелл («Don’t Interrupt The Sorrow») также знакомо многим. А вот Jobriath, с чьей песни «Morning Starship» начинается альбом,— хороший повод обратиться к Google. Этого забытого ныне глэм-артиста Моррисси любит давно — и вот наконец записал его песню. Здесь же в списке авторов — певица индейского происхождения Баффи Сент-Мари, продюсер с легендарной студии Columbia Джерри Фуллер и великий фолк-певец Тим Хардин. Песню Роя Осборна «It’s Over» Моррисси записал в дуэте с Лаурой «LP» Перголицци, любимицей русских танцплощадок. Неожиданная и удачная коллаборация.


Дима Устинов Zaraysk






Имя диджея и продюсера Дмитрия Устинова накрепко связано с эпохой клуба «Солянка» и дособянинской московской «движухой». В нынешней Москве такого клуба нет, и про Устинова, известного также как Японец и Taras 3000, мы тоже мало что слышали в последние годы. И вот он объявился сам, сообщив в соцсетях, что провел некоторое время в русской деревне с пианино и рекордером. По его словам, ему хотелось забыть все, что он знал, «перестать видеть музыку "квадратиками" на экране компа и начать знакомиться с музыкой заново». Из сделанных в деревне набросков Устинов собрал протяженный фортепианный альбом с сильным мелодическим началом и искусно переданным состоянием одиночества офлайн. «Zaraysk» — альбом, немедленно вызывающий к жизни визуальные образы и тактильные ощущения. Здесь каждый звук как будто трогаешь пальцами. Электроники мало, семплов немногим больше, и все они — абсолютно органического происхождения. Единственный указанный в выходных данных коллаборатор — Юрий Усачев («Гости из будущего», Zventa Sventana). И его присутствие в треке «D.I.Y.» никак не связано с условным «битом». Оно вообще мало заметно.



Black Mountain Destroyer






Первый альбом канадской группы Black Mountain вышел в 2005 году, когда стоунер-рок был в самом соку. Тогда канадцы по-настоящему удивили искушенную публику, показав, как легко можно соединять актуальный стоунер с психоделикой 1970-х. Вообще, в те времена в музыке Black Mountain было много баловства, и для того, чтобы воспроизвести дух эпохи хиппи, им не требовалось особого напряжения. Трудно сохранить естественность на протяжении 15 лет. Что ж, Black Mountain смогли продержаться все это время на плаву, это уже немало. Новый альбом полон монументальной хард-психоделики с синтезаторами и вокодерами и сделан с насупленными бровями. Но взгляд из-под них все такой же лукавый. Black Mountain вызывают дух старого хард-рока из нехардроковых стран типа Италии — на этих территориях интерпретации стандартов всегда получались неожиданными. Могут возникнуть и вполне ностальгические ассоциации с кустарным советским heavy metal 1980-х — инсталлировать клавишные в тяжелый рок у нас любили не меньше, чем соло на электрогитаре — в поп-шлягеры. «Destroyer» — это идеально записанное рок-ретро, причем гораздо более ценное для истории, чем штурмующие чарты имитаторы вроде Greta Van Fleet.


 

Иан Браун Ripples






Лидер The Stone Roses Иан Браун выдержал большую паузу между сольными альбомами, и она была оправданна. Вскоре после выхода его предыдущей пластинки «My Way» (2010) короли манчестерской сцены стали потихоньку пробуждаться от спячки и играть концерты, потом организовали целый реюнион-тур — и в конце концов в 2016 году впервые за 20 лет выпустили новую музыку. Правда, дело ограничилось всего двумя песнями. В 2017 году The Stone Roses дали очередной последний концерт, который Иан Браун закончил словами: «Не расстраивайтесь от того, что все закончилось, радуйтесь, что все было». В новом сольном альбоме Иан Браун использует семплы из собственных старых записей и сам играет на всех инструментах. «Ripples» безупречен с композиционной точки зрения, в нем есть уверенный вокал и характерная поступь манчестерской волны, есть блестящие поп-мелодии и, представьте себе, щемящий лиризм. Баллада «Breathe And Breathe Easy» заслужила справедливые сравнения с Джоном Ленноном. Удивительно — местами Иан Браун целенаправленно имитирует тембр и обертона Леннона, но в этом все равно гораздо больше индивидуальности и обаяния, чем в сольных записях братьев Галлахер из Oasis, всю жизнь пытавшихся стать новыми The Beatles.



Гай Сигсворт STET







Гай Сигсворт — продюсер, через барабанные перепонки которого прошли все самые значимые звуки британской поп-музыки последних 30 лет, от Сила, Эктора Зазу и Бьорк до Робин и Aurora. Свой первый сольный альбом «STET» Сигсворт выпустил в возрасте 59 лет. «STET» — удивительная по красоте работа, совмещающая в себе черты академического авангарда, нью-эйджа и саундтреков к супергеройским кинокомиксам. На «STET» есть две линии, без которых карьеру и манеру Гая Сигсворта невозможно себе представить. Первая — разнообразные редкие для поп-музыки инструменты с особенным «органическим» звучанием — челесты, клавикорды, детские пианино и колокольчики. Вторая — голос Имоджен Хип, музы продюсера, с которой они играли вместе в группе Frou Frou. Невероятным образом альбом Сигсворта в чем-то перекликается с альбомом Димы Устинова. Можно предположить, что это тенденция, в принципе свойственная электронным продюсерам, уставшим от своей электроники: взять и записать все так, словно никаких машин нет вовсе. Правда, иногда они вмешиваются в ход событий, и тогда спасайся кто может.



Филип Бейли Love Will Find A Way







С группой Earth, Wind & Fire нужно держать ухо востро. На концертных просторах можно встретить разные инкарнации коллектива, но тут, что называется, важно, что написано мелкими буковками — на афишах могут быть «левые» имена. Правильные афиши — те, на которых нет ничего, кроме Earth, Wind & Fire. А в этой группе главный человек — 68-летний Филип Бейли, обладатель диапазона в четыре октавы, способный забираться очень высоко. Возможно, это вообще самый известный фальцет среди здравствующих черных певцов. Он только что выпустил первый за 17 лет сольный альбом, от которого невозможно оторваться. Самые громкие шлягеры Earth, Wind & Fire были сделаны под влиянием диско и коммерческого соула. Новый материал Филипа Бейли — это прежде всего джаз с отчетливым присутствием афробита. Альбом записан выдающейся командой аккомпаниаторов. Просто вообразите себе команду мечты современного джаза: Роберт Гласпер, Кристиан Макбрайд, Чик Кориа, Стив Гедд, Камаси Вашингтон, Кристиан Скотт. Да, это она и есть. Теперь добавьте голос, парящий где-то в горних сферах, и получите альбом, имеющий все шансы отхватить Grammy. Прочие престижные награды у Филипа Бейли практически в кармане.


Юссу Н’Дур History






Сенегальский певец и продюсер Юссу Н’Дур является, вероятно, самым известным африканским певцом наших дней. И самым ротируемым на радио. В 1994 году вместе со шведской певицей Нене Черри он выпустил песню «7 Seconds», которая на долгие годы обеспечила его и его семью. На тот момент это была сенсация — сочетание world music и тщательно спродюсированной поп-музыки. Популярность Юссу Н’Дура за рубежом была такова, что некоторое время он занимал кресло сенегальского министра туризма и даже метил в президентское. Впрочем, заниматься музыкой он не переставал никогда. В новом альбоме «History» он использовал партии, записанные ныне покойным нигерийским перкуссионистом Бабатунде Олатунджи, и посвятил одну из песен также ушедшему из жизни музыкальному директору и бас-гитаристу своей группы Хабибу Файе. Из действующих артистов в студии к Юссу Н’Дуру присоединились шведско-гамбийская певица Сейнабо Сей и интернациональная бригада инструменталистов, которым, вероятно, была поставлена задача сделать звук максимально доступным для неафриканцев. Особенно в этом преуспел саксофон — столько сиропа не встретишь даже у Кенни Джи.



Маркос Валле Sempre


Маркос Валле — это человек, чье фото бесполезно пропускать через приложение FaceApp. В последние 50 лет он представляет собой неизменный типаж классического белого бездельника с Копакабаны и пожинает плоды созданного в 1960-е. Прежде всего речь о песне «Samba de Verao», выпущенной в 1964-м и ставшей эталоном босса-новы. Маркос Валле довольно активно перемещается по миру, удивляя публику отличной физической формой и, скажем прямо, самим фактом того, что у песни вроде «Samba de Verao» в принципе может быть живой и здоровый автор. «Sempre» — первый альбом Маркоса Валле за девять лет и пятый в каталоге британского лейбла Far Out Recordings. Генеральная линия альбома — диско, соседствующее с «космической самбой» и джаз-фанком. В отличие от Филипа Бейли, чей альбом находится на максимальной дистанции от прославивших его группу поп-шлягеров, Маркос Валле стремится звучать настолько шлягерно и танцевально, насколько это только возможно. Местами дефицит свежего джазового дыхания ощущается в «Sempre» буквально на физиологическом уровне.



Beirut Gallipoli




Первый альбом Зака Кондона и группы Beirut «Gulag Orkestar» (2006) приглянулся нашим соотечественникам из-за знакомого слова в заглавии, а также в силу присутствия условно балканского звучания, которое в начале века было у нас очень популярно. Но когда речь идет о пятом альбоме, экзотика и поверхностная меметичность уходят на второй план. За внимание аудитории нужно бороться самыми очевидными средствами. Когда включаешь «Gallipoli», интересуют прежде всего не характерные для Beirut партии трубы, а способность Кондона писать крепкие мелодии. С ними все в порядке. Весь альбом придуман на самом достойном композиторском уровне, причем, речь не только о мелодиях, но и о способности лидера группы управлять свойственным только Beirut торжествующим напряжением, которое генерируется силами «свадебно-похоронного оркестра». Зак Кондон записывал песни в Нью-Йорке и Апулии, а также в Берлине, где проводит больше всего времени. Сообщают, что многие партии электрооргана записаны на том же инструменте, который звучал еще на «Gulag Orkestar». Самой неожиданной представляется завораживающая, буквально вводящая в транс балеарская вещь под названием «Corfu». Редко бывает, чтобы центральной композицией альбома оказалась инструментальная.



The Black Keys Let’s Rock




 Участники группы The Black Keys Патрик Карни и Дэн Ауэрбах официально объявили первый за четыре года альбом «Let’s Rock» «посвящением электрической гитаре». Весь альбом состоит из рок-н-ролльных номеров, соприкасающихся то с софт-роком, то со звуком южных штатов, то с кантри-роком. Но главная амбиция группы — играть для стадионов без скидок на хайп. The Black Keys часто называют реаниматорами рока, то есть не собственно рокерами, а людьми, которые совершают с жанром некие процедуры. Новый альбом они продают со скандалом, как положено рокерам классического образца. Электрический стул и надпись «Let’s Rock» на обложке — отсыл к биографии наемного убийцы Эдмунда Загорски, казненного в прошлом году: «Let’s Rock» — это его последние слова. Рок на «Let’s Rock» должен был вызывать дикие эмоции и пронзать разрядами. Гимны, способные сплотить стадионы, на альбоме есть, но большая часть материала — дорожный блюз-рок в стиле Джей Джей Кейла и Тома Петти. Похоже, в реальности The Black Keys интереснее всего не повелевать массами, а забавляться с гитарными обработками. В конце концов звук гитар у них и правда очень индивидуальный. А остальное — как у всех.


The Raconteurs Help Us Stranger




После закрытия группы The White Stripes Джек Уайт развивал сразу три проекта — собственный сольный, The Dead Weather c Элисон Моссхарт у микрофона и The Raconteurs — рок-квартет с большим количеством хитов, которые Уайт пишет вместе с талантливым сонграйтером Бренданом Бенсоном. И это помимо руководства рекорд-компанией Third Man Records. У The Raconteurs между альбомами была самая большая пауза — 11 лет. Но этот альбом стоило ждать. Едва появившись, он занял первое место в главном чарте Billboard (The Black Keys добрались только до четвертого). Такое нечасто случалось в карьере Джека Уайта, но главное — такое сегодня в принципе редко случается с рок-пластинками. Ощущение полного отрыва не покидает с первой до последней ноты, среди которых нет случайных (на сольных альбомах Джек Уайт нет-нет да и позволит себе выпустить практически наброски). Музыкант демонстрирует здесь все свои лучшие качества: мастерство хитмейкера, способность извлекать цепкие риффы из игрушечных гитар, соло, словно сыгранные драчовым напильником на взбесившейся виолончели. И если продолжать сравнения с The Black Keys, то рок-н-ролл все же живет не в них, а в The Raconteurs — послушайте хотя бы, как Брендан Бенсон поет «Live A Lie».

Перри Фаррелл Kind Heaven




   Солист Jane’s Addiction и основатель фестиваля Lollapalooza Перри Фаррелл как мало кто другой заслужил звание живого классика. Он не столько написал великие песни (хотя были и они), сколько запустил сразу несколько маховиков, вращающихся до сих пор. Достаточно вспомнить гранж, стиль, который многим обязан собственно Jane’s Addiction, и упомянутую «Лоллапалузу», которая превратилась в глобальную франшизу. Сольные альбомы Перри Фаррелла всегда отличала чрезмерность и эклектичность. А нынешний «Kind Heaven» вышел после восьмилетнего молчания героя — впору было начать серьезно волноваться. На «Kind Heaven» фантазия 60-летней рок-иконы бьет ключом, продюсер Тони Висконти не успевает фиксировать все идеи Фаррелла. Альбом звучит так, словно зверя выпустили из клетки, словно это самое начало карьеры и только что подписавший контракт музыкант хочет вывалить на слушателя все, что он нарулил у себя в подвале. Сегодняшние политические взгляды Перри Фаррелла сконцентрированы в гранджевом хите «Pirate Punk Politician». В прочих песнях он находит место и для электроники, которой занимается давно и серьезно, и для совсем легкомысленного кабаре, которое, c другой стороны, вызывает вполне очевидные ассоциации с The Doors.